21:37 

"Театральный роман", NC-17, RPS

vin_mar
Название: "Театральный роман"
Авторы: maryana_yadova и Власть несбывшегося
Пейринг: Роберт Дауни-младший/Джуд Лоу/Бенедикт Камбербэтч
Рейтинг: NC-17
Жанр: Роман в декорациях
Текст в комментариях.

@темы: Театральный роман

URL
Комментарии
2011-08-15 в 21:59 

vin_mar
Джуд еще пытался шутить, но слова с трудом давались ему, он дышал сквозь зубы, уткнувшись в волосы Роберта, поскольку губы того путешествовали по его шее, а руки – по бедрам. Джуд даже забыл о присутствии Бенедикта, когда Роберт прикусил мочку его уха и одновременно бесстыдно раздвинул ягодицы. Он заерзал, издавая полувздохи-полувсхлипы, и вцепился в предплечья Роберта – томление, которое поднималось из паха в живот и грудь, оказалось сладким до мурашек.
– О, я знаю, как именно я хочу тебя поиметь, Джудси… – мурлыкнул Роберт, – но сначала кое-что еще… отдам тебе должок, детка…
Теперь он опрокинул Джуда на спину и раздвинул ему колени. Однако это движение продолжилось с еще большим бесстыдством, поскольку Роберт положил его ноги себе на плечи, и Джуд почувствовал, что все лицо его и, кажется, даже шею и грудь залила горячая краска стыда, а вместе с ним — невероятного возбуждения. Эта поза была верхом развязности даже для этой сумасшедшей ситуации, мелькнула мысль, но мысли не суждено было закончиться, поскольку рот Роберта и его язык вогнали Джуда в такую горячую дрожь, что он не мог сдержать криков.
Роберт вылизывал его и сосал ему по очереди, погружал член до основания в свое горло, долго облизывал кругами головку, потом спускался ниже и вылизывал анус, трахая Джуда языком под разными углами и в разном темпе, и Лоу сам не запомнил, как вцепился в его волосы и начал извиваться, пытаясь насадиться на этот с ума сводящий горячий и острый язык, забыв обо всем на свете. Остатки стыда и смущения только обостряли наслаждение, еще пара движений – и он бы кончил бесконтрольно, даже не поняв этого, но Роберт внезапно остановился и перекатился на спину, сплюнув на руку и быстро растирая слюну по члену.
– Я хочу, чтобы ты был сверху, детка, – сказал он и потянул Лоу на себя.
У того вспыхнули щеки в сотый, кажется, раз, но уже от осознания робертова предложения его начало потряхивать. Он перекинул ногу через бедра Роберта и начал медленно опускаться, поддерживаемый его руками. Ему казалось, это длится целую вечность: ощущения были и болезненными, и неприятными, и такими сладкими, что мыслей в голове не осталось, и настолько переполнявшими, что он, насадившись, наконец, на Роберта полностью, даже не сумел заставить себя двинуться и замер, потому что боялся и сразу кончить, и совершенно перестать соображать.
Роберт подождал несколько секунд, дав ему освоиться, и сам двинул его за бедра вверх и вниз, вызвав у любовника громкое шипящее «Ааахх!» Джуд шипел что-то, пытаясь сдержать ритм, заданный Робертом, но тот держал его крепко и продолжал упорно двигать по вертикали, сам двигаясь навстречу бедрами, и через несколько секунд Джуд увидел как бы со стороны, что вовсю сам извивается на Роберте, закинув голову и закусив губу.
Он забыл, когда в последний раз трахался в такой позе, да и было ли это когда-нибудь вообще, поэтому ощущения были совершенно новыми и невероятно острыми. Он чувствовал себя полной подчиненной собственностью Роберта, и эта мысль сносила мозг, заставляла впиваться пальцами в тело под собой, задыхаться и стискивать зубы, как в драке, вырывала из горла дикие, бесстыдные крики, знобящим жаром раскручивалась вдоль позвоночника и сотрясала все тело…
Какой тут ритм, какая плавность, Джуд уже не помнил себя, он помнил только, что человек, который сейчас находился внутри него, имеет право сделать с ним все, что хочет, даже убить, и это будет сладко, и правильно, и желанно, и всегда было желанно, как ничто другое, и… Джуд кончил с громким, животным воплем, и кончал долго, сотрясаясь и сжимая в себе Роберта и даже не заметив, что тот тоже взорвался почти сразу, но отразив, что Бенедикт, не выдержав позиции наблюдателя, уже обнимал его сзади и целовал его спину и плечи, стискивал кожу, кусал за шею... Это сделало реальность совсем уж невыносимой, так что Джуд упал Роберту на грудь, все еще с его членом внутри, хватая ртом воздух и прижимаясь раскрытыми пересохшими губами к его плечу. Он не мог поверить, что жив после такого.
Тела всех троих были скользкими от пота, волосы – совершенно мокрыми, дыхание – шумным и хриплым. Через несколько минут Джуд почувствовал на своей коже прохладные ладони, контрастировавшие с горячими руками Роберта, и, обернувшись, встретил губы Бенедикта. Они долго, упоенно целовались, а потом Роберт их отодвинул, освобождаясь, и вытирая сперму с себя, с Джуда и заодно с Бена тоже.
– В монастыре вас держали, по крайней мере, лет десять, – сказал он, пытаясь выровнять дыхание и сердцебиение. А потом потянулся за сигаретной пачкой.
– Кстати, горничную, если она подглядывала в замочную скважину, тоже не мешало бы угостить сигаретой…
– И сторожа, – хохотнул Бенедикт.
Они с Джудом пристроились на животе и бедрах у полусидевшего в кровати Роберта с разных сторон, и тот только покачал головой, передавая им по очереди свою сигарету.
– Вы ленивые коты. Оба.
– Ты против? – потерся об него Джуд.
– Ммм… мне надо подумать.
Вскоре воздух стал сизым от дыма, который медленно уплывал в открытое окно. Дождь кончился, только с крыши и водостоков продолжали гулко падать капли. Вереск запах с новой силой, разнося по комнате влажную сладость, смешивая ее с запахом дыма и секса.
– Завтра я все же отыграюсь на тебе, Бенни, – вдруг сказал Роберт. – Оттрахаю так, что имя свое забудешь.
– И я, – сказал Джуд. – Два раза.
Бенедикт улыбнулся, не открывая глаз.
– Ловлю на слове.

URL
2011-08-15 в 22:00 

vin_mar
Джо Райт в глубине души все-таки считал себя гением. Ну почти. Поэтому, когда Роберт Дауни-младший предложил ему снимать «Амстердам», он ухватился за это предложение обеими руками. Поначалу его смутил выбор малоизвестного актера на вторую главную роль, но буквально с первых же репетиций и начала съемок стало очевидно, что Бенедикт Камбербэтч – это находка. Потенциал Бена был гигантским, Джо понял, что с двумя такими актерами фильм должен быть просто обречен на успех. Еще более режиссер утвердился в этой мысли, когда начались съемки совместных сцен – только слепой не заметил бы бешеного накала напряжения, возникавшего на съемочной площадке, стоило только там появиться главным действующим лицам. А кроме того, Джо Райта никак нельзя было назвать дураком – ибо только дурак не понял бы, что накал между этими двумя существует не только от команды «Мотор» до команды «Стоп, снято!» Но одновременно было ясно и то, что самым лучшим выходом будет – в упор ничего не замечать. Тактика эта работала ровно до того момента, когда однажды утром, в глухой деревушке в Озерном краю, в крошечной гостинице, за завтраком Джо обнаружил в ресторане не только Бенедикта, который в сценах, снимаемых в Камбрии, был не занят и вообще-то должен был находиться в Лондоне, но и Джуда Лоу, вообще не имевшего к этим конкретным съемкам никакого отношения. Обе звезды вид имели бледный и крайне утомленный, лица их были почти прозрачными и украшены фиолетовыми тенями под глазами. Создавалось ощущение, что они не спали несколько ночей. Притвориться, что они ему только мерещатся, Джо не мог. Притвориться, что тут нет ничего особенного, ему все-таки удалось, несмотря на то, что, как и любой представитель кинотусовки, Джо был в курсе всех слухов, объединявших Дауни и Лоу. Как режиссер он должен был быть только счастлив – Дауни просто превзошел самого себя. Сцены, где его герой постепенно сходит с ума, были отсняты в рекордный срок, каждый раз, после того, как выключалась камера, на съемочной площадке раздавались аплодисменты – так хороша была игра главного исполнителя. О том, что у него вместо загара появилась такая же интересная бледность как у двух других, и провалились глаза, лучше было не задумываться: как минимум, это вполне отвечало представлениям Джо Райта о людях, перешагнувших порог безумия. О причине, почему Роберт пытается свести количество дублей к минимуму и тут же скрыться в своем номере, Джо старался также не думать. Мысль о том, какое отношение ко всему этому имеет Бенедикт, Джо Райт гнал как черта из рая. Слава богу, гости Роберта уехали через пару дней, а еще через день – и сам Роберт, поэтому все остальное время в Озерном краю прошло в исключительно деловой атмосфере.
Первые дни в Амстердаме Джо наивно полагал, что все вернулось на круги своя: никакого Джуда Лоу, только съемочная группа в полном составе. Предстояло снять финальные сцены – смерть обоих персонажей. Это должно было стать кульминацией всего фильма, для создания саундтрека пригласили еще одну легенду Голливуда – Эннио Морриконе, натурные съемки на улицах Амстердама должны были удаться как никогда: конец лета в Голландии выдался дождливым, мелкая бесконечная морось сглаживала очертания улиц и зданий, картинка в кадре выходила как иллюстрации в альбомах об импрессионизме – размытая и полная нежной, щемящей тоски.
Оба главных героя играли просто на разрыв сердца – аплодисменты следовали после каждой сцены, даже бывалые киношники украдкой вытирали слезы. Но появились проблемы. Фильмом заинтересовалась пресса, и теперь вокруг съемочной площадки кружили многочисленные корреспонденты, журналисты и телевизионщики. Райту совсем не хотелось скандальной славы, слишком многое для него было поставлено с этим фильмом на карту. Тогда Райт решился на гениальный, с его точки зрения, ход: сделать все возможное и невозможное, чтобы обеспечить своим звездам максимально комфортную среду, неважно, что для этого потребуется. Вся команда, обожавшая режиссера и обоих актеров, поддержала это решение безоговорочно: отныне ни один человек не мог попасть на территорию съемок без того, чтобы не ответить раз двадцать на вопрос: «Кто вы и что здесь делаете?» Любые попытки сфотографировать Дауни и Камбербэтча заканчивались тем, что фоторепортеры обнаруживали на своих флэш-картах чудные планы спин, боков и локтей персонала. Интервьюеры подпускались к звездам только после долгого ожидания, во время которого ассистенты пытались разнообразными способами заставить их расстаться с этой затеей. Итог превзошел все ожидания – на кадры со съемок «Амстердама» началась настоящая охота, спровоцированная необъяснимой таинственностью. Ставки на фото росли, всех папарацци со скоростью лесного пожара стало охватывать стремление сделать хотя бы пару кадров.

Главные действующие лица истории, как это обычно и происходит, пребывали в блаженном неведении, окруженные заговором сочувствующих, о котором они даже и не подозревали. Откровенно говоря, они вообще вряд ли задумывались о том, что происходит вокруг, так что даже если бы по соседству рухнул мир, велика была вероятность того, что это осталось бы незамеченным.

Именно так работает счастливая, разделенная влюбленность. Вселенная сжимается в одну точку, и все остальное перестает существовать. И пусть другие разглагольствуют о том, что любое чувство ценно и важно, это всего лишь - лукавство не испытавших ничего. Те, кому довелось – промолчат, потому что рассказать об этом невозможно.

Они сходили посмотреть на «Ночной дозор» и тюльпаны. Бен даже предпринял попытку посетить кофешоп, из-за чего они чуть было не поругались с Робертом – к изумлению Бенедикта Дауни отнесся к этой идее крайне негативно и даже орал, чем поразил Бена до глубины души и довел до потери дара речи (временно). Большей частью они проводили время весьма однообразно – либо на съемочной площадке, либо в своих номерах, занимаясь любовью и делая перерывы только на сон. Все остальное – либо осталось позади, либо еще только ожидало их. Сейчас единственно возможным и необходимым было – трогать друг друга, нежно или почти грубо, целоваться до остановки дыхания, гладить, чтобы довести до исступления и трахаться до потери сознания и координации, до слез в глазах и рези в гортани от того, что горло обоих уже не справлялось с криками и стонами. Все остальное – было или еще будет, а сейчас – только вот этот человек рядом, близко, внутри, и ты сам – весь, каждой клеткой и порой, каждой каплей – растворяющийся в нем. Пропали, будто никогда и не было, сомнения Роберта в том, что он все же – лишний, пропало чувство вины Бена, исчезла ревность Джуда. Если гармония существует – им удалось ее достичь, и никого не заботило, каким образом. Все было предельно просто: оказалось, что каждому из них для совершенного счастья надо было видеть перед собой не одну пару глаз, а две, что в объятии нужна не одна пара рук – а две, что нужно быть просто честным с самим собой – если довелось любить двоих, значит, надо любить двоих.
Все же катастрофически не хватало Джуда – ему пришлось остаться в Лондоне, чтобы уже принимать участие в мероприятиях, связанных с грядущей премьерой «Шерлока Холмса - 2», и теперь каждый вечер посвящался длительным беседам по конференц-связи. Еще через несколько дней в ход пошли современные технологии в виде веб-камер и видеосвязи – удивительно, что несколько раз упавший с кровати макинтош Бена остался цел и невредим, и даже не задымился и не сгорел, транслируя картинку из спален Лондона и Амстердама.

Каналы, музеи, кофешопы и сыр – кому все это нужно, если единственный вопрос, который крутится в голове: когда, ну когда же уже можно будет запереться в комнате и заняться друг другом? Дождь – как театральный занавес, смятая постель как сцена, шепот в ночи – как ария любви…
Бен чувствовал взгляд Роберта повсюду, от этого взгляда холодило позвоночник и думалось только о том, как Роберт будет смотреть на него, когда они останутся одни. Роберт же вынужден был постоянно контролировать себя, потому что вдруг обнаружил в себе способность выключаться из действительности только потому, что поблизости раздавался голос Бенедикта. Через пару дней Джо Райт выучил, что, в случае, если он хочет добиться внятного ответа от одного или другого, вопрос надо задать на первой минуте разговора, потому что на третьей минуте внимание обоих замыкалось друг на друге, и тут можно было палить из пушек, бить в колокола и даже царапать ножом по тарелке – не действовало ничего. После третьей минуты оба ведущих актера могли смотреть только друг на друга, разговаривали на каком-то птичьем языке, не понятном никому вокруг, и было только очевидно, что надо немедленно либо отправлять их в трейлер на полчаса (это если снимали утром) либо уже отпускать до следующего дня (если подобное происходило после ланча). Гримеры, переглядываясь и улыбаясь про себя, сноровисто маскировали недвусмысленного происхождения пятна на шеях, ассистенты возвещали о приближении громки кашлем и топотом, все остальные старались не удаляться от своих мест согласно рабочему расписанию, чтобы ненароком не наткнуться на нечто, не предназначенное для их глаз.
Уровень игры тем не менее неуклонно повышался – и Бенедикт и Роберт демонстрировали истощенные страданиями тела (по крайней мере, на экране это выглядело истощением от мук), бледные лица и маниакальный блеск в глазах. Джо Райт с испугом заметил, что его лицо приобретает не менее маниакальное выражение, и понял, что находится в паре шагов от нервного срыва, когда за день до окончания съемок на площадке появился Джуд Лоу.

URL
2011-08-15 в 22:00 

vin_mar
Вечеринку по случаю успешного завершения организовали в закрытом ночном клубе. После напряженной работы последних месяцев все наконец-то чувствовали себя расслабившимися, перед монтажом и озвучкой планировался небольшой перерыв, Джо Райт блаженно радовался тому, что ему ловко удалось избежать всех проблем. Веселье набирало обороты, смех становился громче, повсюду танцевали, музыка гремела, разноцветные вспышки прожекторов ослепляли. Джо решил найти себе тихое местечко и побрел по коридорам в поисках уединенного уголка.
Уединенный уголок отыскался быстро, но оказался занят. В маленьком кабинете за баром Джо Райт увидел сцену, которой тщательно избегал последние недели: Роберт Дауни и Джуд Лоу сидели на диване, а на коленях у них обоих вольготно располагался Бенедикт, что-то увлеченно вещавший и размахивающий зажатым в руке стаканом. Роберт при этом машинально поглаживал шею Джуда, который сейчас больше всего напоминал Чеширского кота.
Джо скромно удалился. А кто-то оказался вовсе не так скромен, и на следующий день в интернете появилась фотография всех троих, застуканных в весьма двусмысленной позе. Фото было сделано телефоном, темное и смазанное, и в общем-то там все равно нельзя было никого рассмотреть толком, но Джо Райт был готов рвать на себе волосы: не уследить, проколоться в последний день! Он считал это своим личным упущением, теперь ему казалось, что все усилия потрачены впустую. Теперь вместо фильма все будут только обсуждать историю, произошедшую на съемках. Похоже, что кроме него, больше никто не расстроился.

Все трое якобы запечатленных на фото персонажа на вопросы прессы только отшучивались. Джуд Лоу вообще заявил, что находился все время в Лондоне, Роберт Дауни просто пожимал плечами, а Бенедикт Камбербэтч, как всегда смущенно покраснев, сказал, что люди просто выдают желаемое за действительное, и, хотя он и любит своих обоих партнеров по театру и фильму от всей души, но все же не до такой степени, чтобы валяться у них обоих на коленях.

И только один человек был счастлив как никогда. Еще ни один промо-тур фильма Гая Ричи не начинался столь оглушительно!

URL
2011-08-15 в 22:02 

vin_mar
Лондонская премьера «Шерлока Холмса-2» была назначена главной премьерой фильма. Ей предшествовала неделя, заполненная массированной промо-атакой во всех СМИ. Бесконечные интервью Роберта Дауни и Джуда Лоу вместе и по отдельности для всех возможных теле- и радиоканалов Британии, несколько пресс-конференций, гигантская волна разнообразных слухов в интернете, спровоцированная как всегда двусмысленным поведением актеров, многозначительное молчание Гая Ричи вместо ответа на некоторые острые вопросы – все это вместе подогрело интерес к фильму до такой степени, что в ясный ноябрьский вечер перед кинотеатром собралась целая демонстрация поклонников, журналистов, фотографов и просто зевак, не говоря уже о бесконечной веренице селебрити всех возможных сортов. Вспышки фотокамер работали в таком режиме, что казалось, красная дорожка находится в эпицентре взрыва сверхновой.
Первым появился Гай Ричи, и следом за ним, из подъехавших одна за другой машин, выбрались обе звезды: в строгих костюмах, элегантные, как будто их только что выпустили с модного показа. Раздался многоголосый вопль: фотографы старались перекричать друг друга, чтобы актеры повернулись лицом именно к ним, поклонники вопили, чтобы привлечь к себе внимание и, может быть, получить автограф, юные и не очень дамы орали просто от восторга.

Массовая истерия, случившаяся в обществе по поводу выхода «Шерлока Холмса-2», умело подогреваемая пиар-командой киностудии, достигла небывалых размеров. Снова всколыхнулись так и не затихшие полностью слухи по поводу предполагаемой связи между исполнителями главных ролей, ютьюб снова взорвался тысячами клипов двусмысленного, а то и вовсе недвусмысленного содержания, а поклонники пары Холмс/Ватсон снова впали в продолжительную прострацию. Команда купалась в лучах славы. Джуд и Роберт посетили все мало-мальски значимые утренние и вечерние шоу, дали немыслимое количество интервью, во время которых Джуд, как от него и ожидали поклонники и Гай Ричи, вволю поприслонялся к Роберту, а Роберт, в свою очередь, традиционно не обошел вниманием спинку стула, на котором сидел Джуд. Публика сошлась во мнении, что отношения между двумя звездами стали еще более дружескими, много говорилось о знаменитой химии, возникшей на съемках – в общем, ничего нового не произошло.
Само собой, никому не стало известно об очередном скандале между Джудом и Сиенной, которые, так и не сумев помириться толком после возвращения из Парижа, с самого начала промо-тура «Холмса» опять разругались вдрызг. Само собой, что никому не стало известно, что по такому случаю Джуду Лоу потребовалась немедленная помощь друзей, и в этот раз ему уже никак не удалось обойтись сочувствием только лишь Бенедикта, но в ход пошла тяжелая артиллерия в лице Роберта Дауни-младшего. И уж конечно, абсолютно за кадром остался весьма тяжелый разговор с Оливией, который пришлось пережить Бену. Однако, Оливия оказалась особой гораздо более здравомыслящей, чем подружка Джуда, и после первых нескольких часов склоки решила, что известный тезис «меньше знаешь, крепче спишь» вполне отвечает ее жизненным устремлениям. Хочешь жить со звездой – привыкай к экстравагантности. А Оливии очень хотелось жить со звездой.

Премьерный вечер удался: на улице перед кинозалом образовалась такая толпа народу, что даже лимузин принца Уильяма еле пробрался ко входу. Вспышки фотокамер вдоль красной дорожки сверкали так, будто все здание оказалось в эпицентре взрыва сверхновой.
Обе звезды явились в сопровождении режиссера, благосклонно позировали и отвечали на бесчисленные дурацкие вопросы прорвавшихся к ним с микрофонами корреспондентов, Джуд Лоу, без усов Ватсона и в современном костюме, с традиционным шарфом на шее (последнее время Джуд вообще не выходил из дома не обмотавшись шарфом) милостиво раздал несколько автографов, чем вызвал в бесформенных рядах поклонниц повальный стон страсти.
После чего распорядители проворно потащили главных действующих лиц мероприятия к стенду с логотипом фильма для съемки официальных фотографий с премьеры. Тут, конечно, никто не отказал себе в удовольствии еще раз прилюдно пообниматься, Роберт традиционно потрогал и Ричи тоже – видимо, чтобы не грустил, и все наконец-то потянулись в зал. Зал до отказа был набит селебрити всех сортов: начиная от бизнеса и кончая великосветскими бездельницами. Театрально-киношная тусовка была представлена почти стопроцентным составом. От сияния брильянтов, дорогих часов и искусно улучшенных улыбок можно было ослепнуть.
Роберт заскучал. Бесспорно, все это была его работа, и далеко не самая неприятная ее часть, но внезапно ему стало очень-очень скучно. Его достали приставучие красотки разной степени свежести, обращавшиеся к нему с многозначительными фразами и хлопавшие глазами, еще больше достали хлопавшие глазами мужчины, ему хотелось курить, спрятаться или сбежать, найти и прижать либо Джуда, либо Бена, а еще лучше – сбежать и прижать их обоих. Фильм смотреть ему было неинтересно, этот этап в его жизни давно закончился, да и нельзя сказать, что он был очень удачен – тогда все это было омрачено общей неясностью положения, его решением держаться подальше от Лоу и мучительными сомнениями в правильности этого решения. Ну а потом произошли все те события, которые полностью разделили его жизнь на «до» и «после», и все что было до – стало ненужным и маловажным, как забытая на мокрой скамейке газета, с растекающимися буквами и растворяющимися страницами.
Дауни принялся вертеть головой. Неподалеку в проходе между креслами он увидел Джуда, как всегда напропалую флиртующего, в компании какой-то из бывших «перчинок» (Роберт не различал их и не помнил имен) и юной красотки из поттерианы. Чувствовалось, что Джуд был сегодня в ударе – если бы очарованием можно было сбивать с ног, зона поражения составила бы как минимум несколько метров. Смотрелся он, на взгляд Роберта, великолепно, и было очевидно, что окружающие разделяют эту точку зрения. По крайней мере, девушки были ничуть не разочарованы отсутствием невесты Лоу, и вовсю пользовались моментом. Роберт не отказал себе в удовольствии мимолетно представить, как Джуд смотрелся утром этого же дня, вернее, как они смотрелись вместе с Беном, еще полусонные, полуодетые, но уже уткнувшиеся в монитор ноутбука в поисках новых сплетен про самих себя. После того случая в Амстердаме это стало у них ежедневным развлечением. Потом он представил себе все, что случилось после того, как он попытался отнять у них компьютер, решительно тряхнул головой и направился к Джуду.

- Дамы! Очарован до глубины души, Джудси, как всегда, ухитряется прибрать к рукам самых интересных и красивых девушек, - сказал Роберт, приблизившись и автоматически включившись в режим «ну разве можно меня не любить».
- Роберт, позволь представить тебя, - галантно продолжил Джуд, улыбаясь своей самой милой улыбкой всей компании, и называя имена.

После того, как все обменялись положенными в таких случаях словами и комплиментами, Дауни подцепил Джуда за локоть и незаметно потянул.
Они посторонились, чтобы не мешать рассаживающимся по своим местам людям.

- А не прогуляться ли нам в бар? Роберт?
- Ну давай, веди, - ответил Дауни, окидывая Джуда насмешливым взглядом. – Бары влияют на тебя в нужном направлении.
- Я сейчас припомню все эти намеки про ванну, которыми постоянно сыплет Бен, - не остался в долгу Джуд, выходя из зрительного зала вслед за Робертом и плотно притворяя дверь.
- О! Ванна? Тут есть ванна? В кинотеатре? Джудси, давай, я готов!
- Какая же ты зараза, Дауни! Напрягись – мы все-таки на премьере! Мы ра-бо-та-ем!
- Джудси, ты ужасно ненаблюдателен, прямо хуже Ватсона! Я уже и так достаточно напряжен, особенно после того, как ты так настойчиво прижимался ко мне перед фотокамерами.
- Кто это еще прижимался! Какого черта ты щекотал мне шею под шарфом?
- Да ладно, не злись, мне просто хотелось поглядеть на объем бедствия после утреннего марафона, - рассмеялся Роберт и распахнул дверь в бар.

Они оказались не единственными прогульщиками – у стойки уже сидели двое мужчин, и еще через мгновение и Роберт, и Джуд опознали в одном из них Бенедикта. Бен уже избавился от черных кудрей, снова стал рыжим, сейчас он был в очках (от бесконечных онлайн-сражений на пару с Джудом у него стали краснеть глаза и пришлось временно отказаться от линз), в смокинге – очень утонченный.
Его собеседник, тоже в смокинге, явно гораздо мощнее, с выразительными глазами и крупным чувственным ртом, что-то говорил, склонив голову чуть вбок и внимательно рассматривая лицо Бенедикта. Бен смотрел в сторону, и это слегка смущенное выражение на его лице было прекрасно известно и Джуду, и Роберту.

- Это кто? – спросил Роберт, замедляясь и удерживая Джуда за локоть. Они остановились. Дверь неслышно закрылась за их спинами.
- Это… - начал Джуд, выдергивая локоть из руки Роберта, но договорить не успел: именно в этот момент незнакомец напротив Бенедикта интимным жестом близкого человека протянул руку и приложил ладонь к щеке Бена. Его пальцы скользнули дальше, коснулись завитка волос за ухом и дальше, к шее, медленно и уверенно. Бен прикрыл глаза и чуть потянулся вслед за этой широкой ладонью.

URL
2011-08-15 в 22:02 

vin_mar
Роберт вдруг понял, что сердце его стучит так, будто ему предстоит бежать олимпийскую стометровку, Джуд сжал руки в карманах брюк в кулаки. В этот момент Бен их и увидел. Вспыхнул. Поспешно встал со стула и призывно махнул рукой.

Они приблизились, на щеках Джуда ходили желваки, Роберт сиял канонической искусственной голливудской улыбкой: было понятно, что сейчас их будут опять знакомить, и при этом было совершенно непонятно, чего следует ожидать от этого знакомства.

- Роберт, Джуд, знакомьтесь, это Том Харди, - сказал Бен, опять садясь на свое место. – Возможно, вы его видели в «Начале» Нолана. Мы давние… приятели. Ээ… Учились вместе… Том, это…
- Бен, ну право, я знаю твоих партнеров по театру и «Амстердаму», - сказал Харди глубоким голосом, поднимаясь со стула и протягивая руку. – Очень рад знакомству и возможности лично выразить свое восхищение.
- Взаимно, - ответил Роберт, пожимая протянутую руку. – Я помню вас в «Начале», роль оставила очень хорошее впечатление.
- Да, характер у вас получился многоплановый, - сообщил Лоу, в свою очередь тоже пожав Харди руку, а локтем другой руки опираясь на спинку стула Бена.
Харди сказал еще какие-то положенные в подобный момент слова, и тут же деликатно распрощался, торопясь в зрительный зал.
Бенедикт повернулся к Роберту и Джуду. Лица обоих являли самое невиннейшее выражение, какое только может изобразить всемирно известная кинозвезда.
- Что вы несли? – спросил Бен у обоих. – Вы же не смотрели «Начало», ни один, ни другой!
- Да ладно тебе, Бенни, ну подумаешь, не смотрели! Что ж, надо было так и сказать ему? Я славлюсь своей деликатностью, - заявил Роберт.
- Ну вот сегодня вечером и поглядим, что это за «Начало» такое, - отстраненно сказал Джуд, рассматривая ногти на правой руке.
- Вроде вы собирались на афтерпати? – удивился Бенедикт и пытливо посмотрел по очереди на обоих.
- Джудси? – перевел стрелки Роберт, вальяжно раскидываясь на стуле.
- Мы собирались? А ты разве не собирался? – нейтрально поинтересовался Лоу, теперь переключившись на левую руку.
- Боже, да что с вами обоими? Конечно, я собирался, мы же говорили об этом утром!
- Скажи мне, Бенни, а почему ты такой нервный? Джуд, посмотри, он опять покраснел, как очаровательно!
- Угу, прелестно! – согласился Джуд, продолжая изучать ногти уже на обеих руках.

Бен фыркнул и встал. Встреча с Харди произошла совершенно неожиданно, тот тут же потащил его в бар, мол, необходимо выпить по такому приятному случаю. Когда-то давным-давно Том Харди стал его первым экспериментом ли, любовником ли, Бенедикт точно не знал до сих пор. Это была мгновенная вспышка страсти и вожделения, было даже точно неясно, кто из них кого тогда соблазнил, и закончилось все так же быстро, как и началось. Продолжения не случилось, не случилось также и никаких отношений: быстрый, яркий роман длиною в съемки одного фильма. Роман-однодневка. Они закончили сниматься, встретились еще пару раз, и на этом все прекратилось, тихо и безболезненно. Теперь же Бен нервничал и сам не понимал, почему вдруг он попытался продлить прикосновение Харди, переживал по поводу внезапного появления его обоих любовников в столько неудачный момент, гадал, много ли они успели увидеть, и все эти мысли совершенно выбили его из колеи.

- Роб, я вообще часто краснею, просто последнее время ты обычно этого не замечаешь, потому что в эти моменты кто-то из нас всегда находится спиной к другому! В следующий раз я сделаю это с тобой лицом к лицу, чтобы ты наконец смог налюбоваться моим румянцем! Джуд, в чем дело? Почему вы не в зале? Еще не хватало, чтобы сейчас сюда забрел еще какой-нибудь фотограф! Объясняйся потом, что мы тут делали втроем!
- Бенни, перестань психовать, мы тут не втроем, а вчетвером. Вон, еще бармен в углу жмется. Разве что-то произошло? – примиряюще сказал Роберт. – Джуд, пошли, нам в самом деле пора.

Лоу раздраженно дернул плечом и уставился на Бена исподлобья, сейчас совершенно не похожий ни на обольстительную сирену, ни на дамского любимчика, наоборот, внезапно и мгновенно переменившийся, обманчиво и опасно спокойный.
- Бен, мы сейчас полностью отработаем свой номер с Джудом на премьере и афтерпати, но, надеюсь, сразу после этого мы увидимся? – продолжал Роберт.
- Насколько я помню, утром мы договорились встретится у тебя в отеле в 12, - ответил Бен, морщась от злости и неудовольствия. Он не понимал, с какой стати должен оправдываться, и злился еще больше, потому что все-таки оправдывался.

Роберт почти силой потащил Джуда прочь из бара. Хлопнула дверь, и Бен со злости так пихнул стакан по стойке, что тот пролетел до самого конца и удачно приземлился прямо в руки бармену, на самом деле пытавшемуся притвориться слепоглухонемым невидимкой.

Премьера удалась. Зал аплодировал, Ричи раскланивался, восторгам не было конца, а количество алкоголя на афтерпати поражало самое разнузданное воображение. Дауни все больше мрачнел, трезвый и язвящий по поводу и без, Джуд последовательно продегустировал почти все представленные сорта напитков, не обращая внимания на попытки Роберта притормозить процесс, привел его в невыразимое бешенство, и даже в конце концов привлек к себе внимание Ричи.

- Ребята, а не пора ли вам по домам? – потихоньку спросил режиссер Роберта, с сомнением оглядывая все больше стекленеющего Джуда.
- Если дашь свою машину, мы тебя моментально избавим от своего присутствия, - так же тихо сказал Дауни. – И Гай, это не намек. Звони своему водителю, пусть подъезжает к черному входу.
- Если вы обо мне, то прошу заметить, что я вовсе не пьян, - сообщил Джуд вполне внятным голосом.
- Джудси, никто и не говорил, что ты пьян, - пробормотал Роберт, кивнув Ричи и стягивая Лоу со стула и понемногу подталкивая к выходу. – У нас еще полно дел, самое время провести экскурсию по ванной в моем номере в Клэридже, ты же вроде интересовался сегодня.

Погрузка в машину и выгрузка у черного хода Клэриджа прошла опять же без инцидентов. Мимоходом Роберт подумал о том, что здание это словно заколдовано от журналистов, несмотря на все истории и проделки, еще ни один из них не попался здесь под объектив папарацци. История повторялась: только теперь не Бенедикт тащил избитого Дауни по коридорам отеля, а сам Роберт почти нес на себе Джуда, в хлам напившегося от ревности и злости. Это было бы забавно и возбуждающе, если бы Роберт не испытывал ровно те же чувства, только приходилось ему, возможно, хуже, потому что напиться по примеру Джуда он не мог.
В своем историческом со всех точек зрения номере Роберт сгрузил Джуда на знаменитый «диван Бекингэма». Джуд откинул голову на спинку и пробормотал:
- Я его убью. Я его убью. Просто убью и все.
Роберт вздохнул и сел рядом. Они сидели точно также напротив друг друга во время того самого объяснения, когда Джуду удалось уговорить Бенедикта вернуться на съемки. Они тогда бесились от ярости, ревнуя друг друга и друг к другу, а теперь, спаянные тем же самым чувством, просто сидели в полной темноте и ждали появления своей третьей части.

- Я сам его убью, - через паузу сказал Роберт и вздохнул. – Кто такой этот Харди? Там что-то было?
- Не знаю, - ответил Джуд и обхватил голову руками. – Я знаю только, что что-то такое было, но с кем и когда… ничего не спрашивал.
- Ну, Джудси, ты меня поражаешь! – возмутился Дауни. – Ты что, не мог узнать?
- Это как, интересно, я должен был узнавать? – фыркнул в ответ Лоу, слегка трезвея.
- Вот мне надо было, и я все узнал, - с сомнительной гордостью сообщил Роберт.
- Угу, офигительно ты все узнал, смею заметить, - заметил Джуд. – Захочешь – не забудешь! Да ты просто гений деликатных миссий!
- Зато я не впадаю в благодушие и беспечную чувствительность, как ты! И вообще – на что ты жалуешься? Разве получилось плохо?
- Господи, да я сейчас протрезвею окончательно! Дауни, ты поразительный хам! Можно подумать, что это ты все проделал! Напомнить тебе, в какое … эээ.. изумление ты пришел в этой богом забытой гостинице в Озерном краю, когда мы к тебе приехали? Скажи еще, что ты все это заранее спланировал! Имей совесть!

Они помолчали. Часы пробили половину второго ночи, кроме этого больше не раздавалось ни единого звука.

- Не знаю, что будет, если он уйдет, - вдруг сказал Джуд. – Я его люблю.
- Я тоже его люблю, - просто ответил Роберт и вздохнул. – Он не уйдет. Или мы его вернем, я тебя научу – как, - хмыкнул он, пересаживаясь на диван к Джуду.
- О боже, как все же приятно это слышать! – вдруг раздался голос Бена из дальнего угла неосвещенной гостиной. – Вы себе даже не представляете, это так необыкновенно, я вам даже передать не могу! Я тоже люблю вас, ревнивых идиотов.
- И давно ты тут сидишь? – очень четко проговаривая слова, поинтересовался Роберт. Джуд просто поднялся с дивана и нетвердой походкой отправился в тот угол, откуда раздался голос.
- С двенадцати, как договорились. Ты же дал мне ключ утром, и велел не опаздывать, - с насмешкой в голосе ответил Бенедикт и ойкнул: видимо, Джуд достиг цели.
- Роберт, где твоя легендарная ванная комната? – спросил Джуд, запустил пальцы в короткие рыжие волосы и с силой дернул, пригибая голову Бена назад, мстительно наслаждаясь тихим болезненным стоном и разливающимся в паху огнем. – Может, утопим его там?
- Нет, погоди топить, - с предвкушением проговорил Роберт, приблизившись. -Мне прошлый раз так и не удалось посмотреть на него в мокрой одежде, давай попробуем окунуть его вдвоем, похоже, теперь у нас получится. Тише, Бенни, тише, не стоит сопротивляться. Кажется, ты провинился сегодня, мальчик мой…

URL
2011-08-15 в 22:03 

vin_mar
ЭПИЛОГ


- И «Оскар»…за мужскую роль второго плана…получает Бенедикт Камбербэтч, «Амстердам»!
- И «Оскар»… за главную мужскую роль, получает…Роберт Дауни-младший, «Амстердам»!
- И «Оскар»…за режиссуру… получает Джо Райт, «Амстердам»!
- И «Оскар»…за главный фильм года… уходит к… «Амстердаму»!!! Роберт, Бенедикт, Джо! Поздравляю!!

Грохот из кухни и чертыхания на два голоса. Потом тишина и громкий вопль:
- Джуд, иди немедленно к нам, пицца остыла! Хватит таращиться в ютьюб! Ты видел это уже сто раз за последнюю неделю!
- Бен, не ори! – насмешливый голос Роберта. – Он любуется на себя, как он был очарователен и неотразим, объявляя главный фильм года!
- Отвяжитесь! – Джуд неохотно отложил ноутбук и прошел в гигантскую кухню в доме Дауни в Калифорнии. – Что за вопли? Эту твою американскую пиццу нельзя есть ни холодной, ни горячей, так что хуже все равно не будет. Бен, выбрось эту гадость! Нам тут жить еще три месяца съемок, тебя разнесет!
- Вам жить не тут, а в отеле, - возразил Роберт. – Завтра приедет Сьюзан, и вся ваша беспечная жизнь за мой счет закончится!
- Угу, мы страшно испугались и сейчас заплачем! – ответил Джуд, подцепляя кусок пиццы. – Мы-то в отеле вдвоем, а вот как ты будешь перед женой оправдываться по вечерам?
- Джудси! Америка – страна огромных возможностей, тебе ли не знать! Что-нибудь придумаю! Не беспокойся, свои татуировки я вам предъявлю по первому требованию! И Бенни, на самом деле, перестань жрать пиццу в таких количествах, задницу разнесет!
- Вы лучше о своих задницах побеспокойтесь, диетологи! – хмыкнул Бенедикт, забирая себе последний кусок остывшей пиццы.

URL
2011-10-01 в 18:05 

m@@nko
Лучше жалеть о том что было, чем о том, что могло бы быть... (с) Грабли манили как морские сирены (с)
Авторы, я вас люблю и обожаю. Начиная читать я себе плохо представляла эту троицу вместе. Но оказывается все так реально и настоящще. Сейчас так и тянет найти в инетах фотосессию Джуда и Бена, а еще сходить на Амстердам))) Спасибо.

2012-03-23 в 10:40 

tara_dea
Ох, чует моя жопа недоброе...
Это чудесно) Очень хорошо продуманный сюжет и чудесное его воплощение))) Восхищаюсь вами... :inlove:

2012-04-21 в 15:21 

kittymara
Напиваясь в невесомости, занюхивайте водку музыкой звезд
Огромное спасибо! Просто безумно понравилось! :heart:

2012-04-22 в 02:22 

irimel
У меня непритязательный вкус: мне вполне достаточно самого лучшего (с)
ОМГ! Я ошеломлена (можно так сказать?). Не задумывалась раньше об этих персонах, и уж тем более не в таком ракурсе...Спасибо за расширение кругозора (хе-хе). Интересная история в прекрасном изложении!

2012-04-27 в 16:30 

Basile Panda
окончание бытия...
я унесу это себе в цитатник навсегда!:heart:

2012-05-05 в 00:12 

B|ack Mamba
my happy little pill
Волшебный текст. Спасибо огромное))

2012-05-11 в 20:31 

*Tay*
Непуганый матрос расположен к безобразиям (с)
Это потрясающе!
Сцены с Дауни вынесли мне мозг. Ну я примерно так же на него реагирую, как Бен в Вашей истории - задыхаясь и не отводя глаз.
Удивительно красивая история! Спасибо!

2012-05-13 в 16:22 

Авторы огроменное спасибо за эту историю!
Просто офигительный текст:inlove:

2012-05-15 в 04:08 

Шикарный текст - почти роман! Тонкий, блестящий, чувственный, психологически убедительный - по нему остается только фильм снять - это праактически готовый сценарий! Браво , автор :love:

2012-05-20 в 20:42 

Msabu
лучше быть женщиной, которая была драконом, чем драконом, который был женщиной!
:hlop: чистый восторг! прочла на одном дыхании))
спасибо.

2012-06-05 в 23:06 

RainbowSun
Счастье похоже на рисунок, где образ и краски выбирает автор.
СПАСИБО!!!!!:heart:
Реально хочется читать продолжение)

2012-06-28 в 14:00 

Jhereg
Your focus determines your reality
Шикарный текст!!! захватил и не отпускал! спасибо!

и вот просто сразило:
Сиенна, особого интереса их ссора с Джудом у прессы не вызвала – Роберт Дауни-младший так и не появился, а фотографировать, как два англичанина методично упиваются виски, сидя вечерами на заднем дворе – это не новость, это классическое времяпрепровождение, можно сказать, освященное столетиями.

и так весь текст - просто шедевр!
спп

2012-06-30 в 21:44 

Дракон Бейше
Море внутри просится к небу снаружи.
Автор, это шедевр, я влюбился в этот текст сразу и бесповоротно. Можно утащить к себе в личные загашники?

2012-07-07 в 20:48 

Mitternacht3
Lie back and think of England (c)
Это просто необходимо перечитывать долгими зимними вечерами сидя перед камином ну и что, что сейчас лето, а камина у меня и вовсе нет :D
Данный роман поселится в моем цитатнике на века ибо это великолепно!!!! :hlop::hlop::hlop:
– Кстати, горничную, если она подглядывала в замочную скважину, тоже не мешало бы угостить сигаретой…
– И сторожа, – хохотнул Бенедикт.

И читателей :D

2012-12-03 в 18:05 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
Дорогие соавторы, можно вас любить, нежно, по очереди или одновременно, как скажете (это на меня ваша история так повлияла, спасибо)))) :heart: :heart: :heart:

2012-12-04 в 01:44 

Poco a poco
Остерегайтесь примешивать к удовольствию усилие.
Дорогие соавторы, можно вас любить, нежно, по очереди или одновременно, как скажете

Боже... И меня в этот группенсекс... Невероятно... Я вообще РПС не признаю, полезла читать, потому что ссылку дали люди с безупречным вкусом. ТАКОГО вообще не ожидала. Потрясающе... :red::red::red::red::red:

2014-12-02 в 04:33 

Syringa aka Day
Дедлайн как образ жизни
Великолепно, авторы, просто нет слов. И язык, и насыщенность, эмоции, напряжение, все прекрасно )

     

архив

главная